Почему кавалерия красной армии так эффективно воевала против вермахта

«Мы — красная кавалерия…»

Формирование советской кавалерии началось вместе с созданием Красной армии, что в 1918 году было сделать достаточно трудно. Во-первых, все районы, поставлявшие русской армии и лошадей и всадников, были оккупированы иностранными интервентами и белогвардейцами. Опытных командиров не хватало. После окончания Первой мировой только три кавалерийских полка старой армии полностью вошли в состав советской. С оружием и снаряжением тоже было очень плохо. Поэтому как таковой первый кавалерийский полк из новых формирований появился далеко не сразу. Сначала были просто конные сотни, отряды, эскадроны.


Например, Б. Думенко создал в 1918 году небольшой партизанский отряд весной, а осенью это уже была Первая донская кавалерийская бригада, затем — на Царицынском фронте — сводная кавалерийская дивизия. В 1919 году против армии Деникина были задействованы только что созданные два конных корпуса. Красная кавалерия была мощнейшей ударной силой, не лишённой самостоятельности в оперативных задачах, но и во взаимодействии с другими соединениями прекрасно себя показала. В ноябре 1919 года создана Первая конная армия, в июле 1920-го — Вторая. Объединения и соединения Красной кавалерии побили всех: и Деникина, и Колчака, и Врангеля, и польскую армию.

Триумф советских всадников

В первые месяцы Великой Отечественной войны советские кавалерийские корпуса наносили сковывающие контрудары, чтобы сдержать стремительное продвижение немецких танковых клиньев, однако большого успеха не имели.

По-настоящему отлично красные кавалеристы выступили в ходе стремительных рейдов по тылам отступающих немецких частей во время контрнаступления под Москвой. Конный корпус генерала Л.М. Доватора громил отступающих немцев, в полной мере реализовав все преимущества кавалерии в зимних боях перед деморализованным и плохо снабжаемым противником.

Кущевская атака советских казаков.

Уже в 1941 году, по настоянию Г.К. Жукова, в СССР началось активное формирование кавалерийских частей как поддержки для поредевших количественно маневренных танковых дивизий.

Уже в 1942-м году у станицы Кущевская состоялся триумфальный бой: казаки 13-й Кубанской казачьей дивизии 17-го кавкорпуса провели блестящую атаку, галопом, в шашки взяв опешивших немцев. Это был действительно триумф кавалерии в «войне моторов». Красные казаки жгли бутылками фашистские машины и изрубили свыше 2 тысяч гитлеровцев. Уцелевшие немцы в панике бежали, бросая оружие. В этом бою отличился легендарный русский казак   К.И. Недорубов, герой двух мировых войн. Сейчас на этом месте стоит монумент казаку, стремительно летящему на коне.


После того как инициатива перешла к Красной Армии, наступило действительно золотое время для советской кавалерии. Несмотря на возросшее качество вооружений и их увеличившуюся мобильность и разрушительную мощь, кавалерия послужила нашей стране ещё раз.

Советская кавалерия на параде победы 24 июня 1945 года.

В РККА были сформированы так называемые конно-механизированные группы, действовавшие совместно с танковыми армиями на участках прорыва немецкой обороны. Герои-кавалеристы, из которых самыми известными стали всадники 1-й гвардейской КМГ генерала Иссы Плиева, отлично проявили себя в боях против хорошо оснащенного техникой противника.

Последний успешный кавалерийский бой произошел на подступах к Будапешту. Казаки-гвардейцы 5-го Донского кавкорпуса изрубили свыше 150 эсесовских кавалеристов, взяли много трофеев и разбили их незадачливых союзников – венгров, тоже кавалеристов. К слову, противник уже с середины войны осознал необходимость формирования специализированных кавалерийских частей, однако время было упущено, и, даже собирая под свои знамена банды предателей «казаков», коллаборационистов и невольных союзников, рейху не удалось достичь и тени той эффективности, которую показала наша конница.

Советская казаки на параде победы 24 июня 1945 года.

После войны кавалерийские части стали спешно расформировываться: лошади отчаянно требовались восстанавливающемуся народному хозяйству. А наступивший век атомных боеприпасов и вовсе вычеркнул кавалерию из рядов вооруженных сил. Теперь она используется лишь как церемониальный или почетный караул, максимум, как гужевой транспорт для горных частей.

Кавалерия в Советской России / СССР[править]

Советская кавалерия начала формироваться одновременно с созданием Красной Армии в . Из расформированной старой русской армии в состав РККА вошли только 3 кавалерийских полка. В формировании кавалерии для Красной Армии встретился ряд трудностей: основные районы, поставлявшие в армию кавалеристов и верховых лошадей (Украина, Юг и Юго-Восток России), были заняты белогвардейцами и оккупированы армиями иностранных государств; не хватало опытных командиров, оружия и снаряжения. Поэтому основными организационными единицами в кавалерии первоначально были сотни, эскадроны, отряды и полки. От отдельных кавалерийских полков и конных отрядов вскоре начался переход к формированию бригад, а затем и дивизий. Так, из небольшого конного партизанского отряда С. М. Будённого, созданного в феврале 1918, осенью этого же года в ходе боёв за Царицын была сформирована 1-я Донская кавалерийская бригада, а затем сводная кавалерийская дивизия Царицынского фронта.

Особенно энергичные меры по созданию кавалерии были предприняты летом для противостояния армии Деникина. Чтобы лишить последнюю преимущества в кавалерии, нужны были более крупные, чем дивизия, кавалерийские соединения. В июне-сентябре 1919 были созданы 2 первых конных корпуса; к концу 1919 численность советской и противостоящей ей кавалерии сравнялась. Боевые действия в 1918—19 показали, что соединения советской кавалерии являлись мощной ударной силой, способной решать важные оперативные задачи как самостоятельно, так и во взаимодействии со стрелковыми соединениями. Важнейшим этапом в строительстве советской кавалерии было создание в ноябре 1919 Первой Конной армии, а в июле 1920 Второй Конной армии. Соединения и объединения кавалерии сыграли важную роль в операциях против армий Деникина и Колчака в конце 1919 — начале 1920, Врангеля и армии Польши в 1920.

В годы Гражданской воины в отдельных операциях советская кавалерия составляла до 50% численности пехоты. Основным способом действий подразделений, частей и соединений кавалерии являлось наступление в конном строю (конная атака), поддерживавшееся мощным огнём пулемётов с тачанок. Когда условия местности и упорное сопротивление противника ограничивали действия кавалерии в конном строю, она вела бой в спешенных боевых порядках. Советское командование в годы Гражданской воины сумело успешно решить вопросы использования крупных масс кавалерии для выполнения оперативных задач. Создание первых в мире подвижных объединений — конных армий явилось выдающимся достижением военного искусства. Конные армии были основным средством стратегического манёвра и развития успеха, применялись массированно на решающих направлениях против тех сил противника, которые на данном этапе представляли наибольшую опасность.

Успеху боевых действий советской кавалерии в годы Гражданской войны способствовали обширность театров военных действий, растянутость вражеских армий на широких фронтах, наличие слабо прикрытых или совсем не занятых войсками промежутков, которые использовались кавалерийскими соединениями для выхода на фланги противника и совершения глубоких рейдов в его тыл. В этих условиях кавалерия могла полностью реализовать свои боевые свойства и возможности — подвижность, внезапность ударов, быстроту и решительность действий.

После Гражданской войны кавалерия в Красной Армии продолжала оставаться довольно многочисленным родом войск. В 1920-е годы она делилась на стратегическую (кавалерийские дивизии и корпуса) и войсковую (подразделения и части, входившие в состав стрелковых соединений). В 1930-е годы в состав кавалерийских дивизий были введены механизированные (позднее танковые) и артиллерийские полки, зенитные средства (в дальнейшем этот опыт был признан неудачным); для кавалерии были разработаны новые боевые уставы.

Как подвижный род войск стратегическая кавалерия предназначалась для развития прорыва и могла использоваться по решению фронтового командования.

Русская кавалерия[править]

В Русском государстве во 2-й половине XV века была создана поместная кавалерия. Поместная система комплектования давала возможность иметь многочисленную дворянскую кавалерию. При Иване IV (Грозном) она была ведущим родом войск; её численность достигала 150—200 тысяч человек. С XV века появилась казачья кавалерия, значительные отряды которой участвовали в Ливонской войне 1558—83.

Начиная с 30-х годов XVII века поместная кавалерия стала заменяться кавалерийскими полками «нового строя». В начале XVIII века Пётр I, создавая регулярную армию, сформировал кавалерию драгунского типа (40 драгунских полков — около 42 тысяч всадников). Впервые в истории каждый кавалерийский полк имел в своём составе артиллерию (2 трёхфунтовые пушки). В ходе Северной войны 1700—21 Пётр I широко использовал кавалерию для самостоятельных действий. В Полтавском сражении 1709 года конные полки под командованием А. Д. Меншикова умело и решительно действовали в конном и пешем строю.

После Петра I русская кавалерия стала менее приспособленной к самостоятельным действиям в конном строю с нанесением удара холодным оружием, что явилось результатом подражания западно-европейским порядкам и увлечения стрельбой с коня. В был введён новый Кавалерийский устав, который в значительной мере помог возродить петровские традиции боевого использования кавалерии. В кавалерия русской армии состояла из 1 гвардейского, 6 кирасирских, 6 конногренадёрских, 18 драгунских штатных и 2 заштатных полков, в составе которых было свыше 31 тысячи человек. Иррегулярную конницу составляли казачьи войска (44,5 тысячи человек). В Семилетней войне 1756—63 русская кавалерия по своей обученности не уступала высокоподготовленной прусской кавалерии Фридриха II и сыграла большую роль в победе русского войска в этой войне.

Крупные изменения произошли в русской кавалерии во 2-й половине XVIII века, когда особое внимание было обращено на увеличение лёгкой кавалерии.

Не рыцари, но и не «псы войны»

И всё-таки, несмотря на внешнее сходство, катафракты совсем не были рыцарями — рыцарство было, прежде всего, военно-земельной аристократией, каждый из них служил своему сюзерену, в то время как клибанарии были ближе к регулярной коннице Нового времени. Они находились на государственном жаловании, оружие и доспехи для них изготавливались в государственных мастерских-клибанариях. При этом катафракты не образовывали отдельного сословия или военной касты — они были такой же частью военной машины империи, как все прочие её подразделения. Более того, в Риме существовали куда как более именитые и прославленные части, чем отряды клибанариев. Сказывались традиции римской армии, в которой пехоте уделялось большее влияние.

Несмотря на сходства в вооружении и облике, катафракты, в отличие от рыцарей, сражавшихся один на один, действовали сосредоточенно, подразделениями, в бою должны были сохранять строй и управление, что совсем не характерно для типичной рыцарской тактики.

Поединок парфянского и армянского катафрактов. (i.pinimg.com)

На западе римские катафракты погибли вместе с империей — даже в V веке упоминания панцирной конницы в армиях Стилихона или Аэция подвергаются большому сомнению, в то время как на востоке, где императоры сумели сохранить власть, тяжёлая конница не только не исчезла, но стала основой военной машины складывающейся Византии.

Нашлось место для катафрактов и в армии великого Велизария, много сделавшего для восстановления величия империи при Юстиниане. Катафракты были неотъемлемой частью боевого порядка, причём панцирная конница стала более универсальной. Наравне с копьём катафракты используют луки, а при необходимости действуют в пешем строю как пикинеры — пример несомненного прогресса вооружения и тактики тяжёлой конницы. Впрочем, даже в это время клибанарии в их традиционном понимании составляют сравнительно небольшую часть армии — уж слишком дорого и сложно было вооружать большие массы ударной тяжёлой кавалерии.

Создание подразделений катафрактов не произвело революции в военном деле Рима — к этому не было ни экономических, ни социальных, ни собственно военных предпосылок. На поле боя клибанарии оказывались чересчур специфическим родом войск, не способным решать широкий спектр задач, как это могла делать римская пехота времён расцвета. С другой стороны, катафракты продолжили свою жизнь в Византии, косвенно повлияв на появление одоспешенной конницы на Западе в VIII-IX веках, обеспечившей преимущество Западной Европы над соседями и даже могучими сарацинами.

Опыт «Великой войны»

После окончания Первой мировой войны в среде военных теоретиков и полководцев зрела мысль о том, что кавалерия, почти не проявившая себя в тяжелых позиционных боях минувшей войны, отходит в прошлое. Безусловно, можно найти удачные примеры кавалерийских атак Первой мировой, кстати, авторами двух из них стали наши соотечественники.

Казаки атакуют немецкую батарею.


Отличился граф Ф.А. Келлер — «первая шашка Российской империи», как его называли, который разбил у Ярославиц в жестоком встречном бою 4-ю австрийскую кавалерийскую дивизию. Противник понес тяжелые потери. Автором второй стал барон П.Н. Врангель: в бою под Краупишкеном он со своими казаками смог в сабли взять немецкую батарею на подготовленных позициях. Третий пример – это атака австралийской лёгкой кавалерии в битве при Беэр-Шеве, на Синайском полуострове. Австралийцы не имели даже сабель — вооружившись штыками, они наскочили на турецко-немецкие войска, в коротком бою разбив их.

На этом удачные и масштабные примеры заканчиваются. В период «интербеллума» все ведущие военные державы сокращают до минимума свои кавалерийские части. Единственные две страны, продолжавшие содержать и развивать кавалерию в больших масштабах, – это СССР и Польша. Опыт Гражданской и собственно Советско-польской войн, а также большие пространства и удачный для применения кавалерийских частей театр военных действий оказывали влияние на военных этих держав.

Боевое применение

Реконструкция облика нумидийского всадника

Первоначально организованные полки лёгкой кавалерии появились в Австрийской империи, рекрутированные в основном из венгров и кроатов в отличие от неорганизованных масс татарской иррегулярной конницы и прочих османских вассалов, и затем были переняты всеми ведущими европейскими державами.

Многие кочевые народы вроде скифов почти полностью полагались лишь на лёгкую кавалерию.

Однако лёгкая кавалерия применялась задолго до вхождения Европы в эпоху Ренессанса; особо примечательно её использование во времена Второй и Третьей Пунических войн, исход которых во многом решили нумидийские всадники, последовательно занимавшие сторону то Ганнибала, то Сципиона Африканского.

В битве при Каннах нумидийская конница не смогла потеснить римскую, однако довершила её разгром после успешных действий испанской и кельтской пехоты, после чего полное окружение с последующим истреблением римской армии не составили трудностей. В битве при Каррах римские легионы были полностью разгромлены комбинацией лёгкой стрелковой кавалерии и катафрактариев парфян. После чего часть римских легионеров взятых в плен предположительно сражалась в Китае в качестве наёмников.

Монгольские всадники в Венгрии

Особую страницу в истории составляют обширные монгольские завоевания, произведённые почти лишь лёгкой кавалерией (тяжёлая кавалерия использовалась эпизодически, однако после завоевания Китая её стали использовать шире). Большей частью все эти великие победы были одержаны благодаря невиданной доселе стратегической мобильности их войск, в которых на каждого воина приходилось не менее трёх коней, а не благодаря одной лишь примитивной тактике каруселирования с луками вокруг врага. Монголы легко уклонялись от столкновений в невыгодных для них условиях и навязывали бой более слабому противнику.

Более отдалённым индикатором способности лёгкой конницы противостоять тяжёлой кавалерии можно назвать сражение при Белине во время Северной войны. В ходе сражения калмыцкая конница (как правило причисляемая к лёгкой иррегулярной, но использующей правильные построения с ударом пиками) смогла уничтожить Остроградский кирасирский полк, возглавляемый лично Карлом XII. Также примером способности лёгкой кавалерии противостоять тяжёлой можно назвать успех калмыцкой конницы в сражении у Белой Церкви в русско-польской войне в 1665 году — калмыки разгромили польское войско, в том числе элитные отряды польской тяжёлой конницы (гусар и «пансырников»), а также рейтар и немецкую наёмную пехоту — по сообщениям современников, массированная атака калмыцкой конницы (примерно 7 тыс. человек) разгромила польскую армию, заставив отступить элитные отряды знаменитой тогда в Европе польской кавелерии (гусар, рейтар и «пансырных») и наёмную немецкую пехоту, при этом калмыки убили и сдавшихся в плен. Описывая трофеи калмыков после боя, гетман Брюховецкий докладывал о доспехах и вооружении гусар и прочих «служилых рухледях лядских». Также можно упомянуть роль калмыцкой конницы в Кунерсдорфском сражении, когда калмыкам удалось разгромить последний резерв Фридриха II — лейб-кирасиров и в том числе захватить их командира.

В битве при Ватерлоо французская лёгкая уланская кавалерия (которая по сути лёгкой не является) полностью разбила английскую тяжёлую. В абсолютном же большинстве столкновений тяжёлая кавалерия одерживала уверенную победу над лёгкой.

Происходили редкие случаи прорыва построения плохо обученной линейной пехоты с последующим её истреблением силами малочисленной лёгкой кавалерии. В сражениях под Эдесгеймом и Кайзерслаутернпсе в 1794 году прусская кавалерия под командованием Блюхера, разбила французскую пехоту, причём, во втором сражении всего 80 прусских гусар сумели прорвать и рассеять батальонное каре пехоты из 600 солдат.

В Великобритании правопреемниками кавалерийских полков стали бронетанковые части, и лёгкая кавалерия не стала исключением: её правопреемниками являются бронетанковые полки, составленные из бронеавтомобилей преимущественно с пулемётным вооружением.

Рыцарство[править]

Рыцари раннего средневековья

В Западной Европе (VIII—IX века) главное значение в боях приобрела рыцарская кавалерия. Вооружённые тяжёлым копьём и мечом, закованные в броню рыцари атаковали противника, выстраиваясь в линию или клином. Излюбленной формой боевого порядка рыцарского войска был усечённый клин («свинья»), передние ряды которого составляли отборные рыцари. Двигавшаяся за головным клином пехота прикрывалась с флангов и тыла 2—3 шеренгами тяжёлых всадников. Пехота довершала разгром противника, опрокинутого ударом плотной массы рыцарей.

С начала XV века для защиты рыцари начали использовать сплошные пластинчатые доспехи. Их вес вместе с кольчугой достигал 32 кг. Доспехами защищались также и лошади. Тяжёлая, малоподвижная рыцарская кавалерия была не способна к ведению манёвренных действий и преследованию легковооруженного противника. Большой вес доспехов приводил к существенному ограничению подвижности воина и в пешем бою, где легковооружённый и более маневренный противник получал существенное преимущество.

Кавалерия навсегда

После окончания Гражданской войны конница долго оставалась многочисленной в войсках Красной армии. Разделение было на стратегическую (корпуса и дивизии) и войсковую (подразделения в составе стрелковых частей). Также с 20-х годов в Красной армии присутствовали и национальные части — традиционно казаки (несмотря на ограничения, отменённые в 1936 году), конники Северного Кавказа. Кстати, после постановления наркома обороны 1936 года кавалерийские части стали исключительно казачьими. Несмотря на противоположную информацию, которая с перестроечного времени бытует повсеместно, о том, что перед Великой Отечественной многочисленнее кавалерии войск у страны советов не было, необходимо восстановить объективную правду: документы говорят, что никакого «лобби Будёного» не было, и кавалерия к 1937 году уже сократилась более, чем в два раза, далее — к 1940-му она исчезала ещё стремительнее.


Однако бездорожье у нас повсюду, и оно не имеет края. Жуков неоднократно в первые недели войны отмечал, что конницу недооценили. И это впоследствии было исправлено. Летом и особенно зимой 1941 года кавалерийский полк ВОВ был просто необходим практически повсеместно. Под Смоленском летом рейды провели пять конных дивизий, помощь остальным нашим войскам была оказана не просто существенная, её просто невозможно было переоценить. А потом под Ельней, уже в контрнаступлении, именно конница задержала подход фашистских резервов, и именно поэтому успех был обеспечен. В декабре 1941 года уже четверть состава дивизий под Москвой были кавалерийскими. А в 1943 году почти двести пятьдесят тысяч конников воевали в двадцати шести дивизиях (в 1940-м их было всего 13, и все с меньшей численностью). Донской казачий корпус освободил Вену. Кубанский — Прагу.

Тяжелая конница: гетайры, далматы, клибанарии

В Европе история ударной кавалерии началась задолго до завоевания рыцарями господства на поле боя. Конечно, римская военная машина была знаменита, прежде всего, своей великолепно подготовленной пехотой, сочетавшей стойкость греческой фаланги с подвижностью и гибкостью средней пехоты. Однако к IV веку ситуация в корне изменилась — качество солдатского состава резко ухудшилось, подготовка и боеспособность легионов неуклонно снижались. Это было вызвано как объективными (экономическим упадком империи), так и субъективными причинами — деятельностью императоров и претендентов, заигрывавших с солдатской массой, которая была опорой их власти.

Железная дисциплина, основанная на палке центуриона и неотвратимости наказания, ушла в прошлое, а приток варваров, пополнявших, в том числе, и регулярные части, не способствовал улучшению положения. Кризис пехоты стал данностью и, несмотря на все старания тех императоров, кто заботился о будущем Рима, этот процесс только усугублялся. Пришла пора что-то менять.

Контакты с другими народами заставляли римлян перенимать лучшее в военном деле. Частью римской военной системы в разное время стали испанский гладиус, нумидийские всадники, восточный композитный лук и так далее. В I веке до н. э. среди телохранителей Цезаря были германские всадники, но о господстве кавалерии на поле боя не могло быть и речи: конница занималась разведкой и преследованием неприятеля, участие в сражении же ограничивалось противодействием всадникам противника и охвате флангов малоподвижного или колеблющегося неприятеля.

Римляне отражают атаку парфянских катафрактов, I век до н. э. (i.pinimg.com)

Однако противники империи исповедовали совсем другую тактику: на востоке кавалерия традиционно составляла главный род войск — достаточно вспомнить греко-персидские войны и походы Александра. Более того, создание регулярной и боеспособной ударной кавалерии стало необходимым условием побед македонского царя на поле боя. Смена династий и правящих кругов не только не уменьшила значения ударной кавалерии, но персидские панцирные всадники при Сасанидах достигли пика своего развития.

Кроме того, схожие подразделения ударной конницы встречались у кочевых народов, накатывавшихся на римские границы на Дунае — сарматов и гуннов. Основой их армии была лёгкая конница, предназначенная для лучного или ближнего боя, однако для решительного удара использовались отборные отряды кавалерии. В IV веке подобные войска появились и в римской армии. Их называли катафрактами и клибанариями.

Прорисовка изображения сасанидского катафракта, III век. (Nicolle, D. Sassanian Armies)

Уланы

Уланы

Основная статья: Уланы

Уланы зачастую причисляются к лёгкой кавалерии, однако их лошади нуждались в фуражном зерне и были крупнее гусарских, так как помимо высокой скорости, необходимой для эффективного удара копьём, лошадям приходилось на полном ходу расталкивать уже поражённую пиками пехоту. В случае же боя с кавалерией им было необходимо выдержать огромной силы удар вражеских коней. Уланы, как правило, не производили стратегической разведки, а тем более не использовались как застрельщики. Вооружались длинными (~3,5 м) полыми пиками, иногда окованными железными кольцами или содержащими железный стержень, и саблями. Перед атакой копейщики строились в две шеренги, за ними становились всадники, потерявшие копья в ходе боя, либо вступившие в бой без оных.


С этим читают