Гибельное очарование военпрома третьего рейха

Бои в СССР

Первая стычка между 369-м полком и советскими войсками произошла в октябре 1941 года после 750-километрового похода к деревне Будинской. Полк одержал несколько побед над частями Красной Армии, несмотря на суровую зиму, но даже он понёс серьёзные потери и утратил часть своей боеготовности. Полк участвовал в захвате следующих городов и деревень: Петрушаны, Кременчуга, Полтава, Сароки, Бельцы, Первомайск, Кировоград, Петропавловск, Тарановка, Гризин, Сталино, Васильевка, Александровка, Ивановка и Гарбатово. В начале 1942 года солдаты получили право отправлять письма домой, которые зачитывали по радио «Hrvatski Krugoval». 24 сентября с солдатами 369-й дивизии встретились лично Анте Павелич и Юре Францетич. Павелич наградил особенно отличившихся как пеших солдат, так и хорватских лётчиков-добровольцев.


Памятный значок легиона

Командир полка Иван Маркуль, пытаясь бороться с дезертирством, переформировал отряд к лету 1942 года, отправив домой 144 «легионера» и 43 унтер-офицера из-за болезней и склонности к дезертирству. Для того, чтобы предотвратить любые побеги, в апреле 1942 года Маркуль казнил четверых человек, пытавшихся дезертировать, а ещё некоторое количество было осуждено военным судом на сроки от 2 до 10 лет. То, что легион не отходил с линии фронта, удивляло даже немецких солдат и офицеров. Вскоре Маркуль из-за болезни вынужден был отправиться обратно в Хорватию, его временно заменял Марко Месич, а затем легион возглавил Виктор Павичич.

369-й полк, по воспоминаниям немецких солдат, отличался низкой дисциплиной и плохой организацией, но к лету 1942 года серьёзно усилился. За успехи командир 100-й лёгкой дивизии Вернер Санне отметил артиллерийскую батарею Марко Месича и 22 февраля , а на следующий день даже наградил Месича Железным крестом. Легион, однако, нёс потери под Харьковом и Калачом, несмотря на успех. Даже в бою за советский колхоз «Пролеткультура» и 28 июля в рукопашном бою хорватский отряд потерял 53 человека убитыми и 186 ранеными. Ещё большие потери хорваты понесли на реке Самаре, когда в боях с партизанами был убит 171 человек. В числе убитых были отличившиеся лейтенанты Томленович, Томислав Анич и Иван Малички. 8 офицеров легиона, в числе которых были Иван Маркуль и лейтенант Эдуард Бакарец, были награждены Железным крестом I класса. Впоследствии Бакарец получил ранение под Сталинградом и был отправлен в Хорватию, где погиб 5 июля , а Маркуль был казнён после окончания войны в Белграде в сентябре 1945 года.

Большая часть историков и мемуаристов, включая и большинство из противоборствующего лагеря, признают боеспособность легиона и высокое моральное состояние его личного состава. Ещё до начала Сталинградской битвы, 31 мая 1942 года, легион, за проявленное боевое мастерство, был отмечен в сводках Верховного командования вермахта. Следует также отметить, что Хорватский легион был единственной иностранной ненемецкой частью, которая приняла участие в наступлении на Сталинград. Как пишет американский историк Джордж Нэйфцигер, «среди его личного состава это было воспринято, как большая честь — награда за тяжёлые бои». В связи с этим даже возникла идея переформировать егерскую дивизию, в составе которой находился легион, в 100-ю германо-хорватскую егерскую дивизию. Однако осуществить этот план помешала изменившаяся не в пользу немцев боевая обстановка.

По состоянию на 21 июня в 369-м полку насчитывалось 113 офицеров, 7 военных клерков, 625 унтер-офицеров, 4317 рядовых (из них 2902 кавалериста). К 21 октября из-за потерь в строю осталось только 1403 человека, а подкреплений из страны не поступало из-за недостатка кадров. Из всех офицеров 22 погибли, 38 были ранены, 66 вернулись на Родину. Только 20 офицеров остались в строю.

Сталинградская битва

Самым известным унтер-офицером хорватского полка был сержант Драгутин Подобник, награждённый Железными крестами II и I классов лично Анте Павеличем в сентябре 1942 года. Он участвовал в битве за Сталинград, в которой лично отдал приказ штурмовать завод «Красный Октябрь», не дожидаясь прибытия бронетехники. Вместе с 18 солдатами он отбил здание у советских солдат, не понеся никаких потерь и передав здание завода в распоряжение 54-й немецкого корпуса. Ответная атака советских солдат привела к полному уничтожению гарнизона завода. В течение нескольких дней завод, который немцы прозвали «Т-домом» (он был в форме буквы Т), переходил из рук в руки, а Подобник вынужден был покинуть фронт после ранения (он был застрелен весной 1945 года).

Легионеры понесли всё же крупные потери в Сталинграде, пытаясь отбить «Красный Октябрь». Двигаясь от северной части фронта к южной, хорваты несли потери. По состоянию на 21 октября из пехотинцев осталось только 983 человека (не считая артиллеристов и вспомогательных войск), а к 21 января в живых осталось только 443 человека (за три месяца погибло не меньше половины состава). Командование защищалось в здании школы лётчиков Сталинграда. Расстояние до линии фронта в январе сократилось с 200 до 90 метров. При температуре −30 °C и круглосуточных обстрелах, а также отсутствии снабжения потери легиона росли катастрофически. Последний командир легиона, Марко Месич, 14 января принял право на командование после исчезновения Виктора Павичича. Санне, узнавший об исчезновении Павичича, расценил этот шаг как дезертирство, хотя ещё раньше передал тайное указание Павичичу покинуть город на самолёте. В последние дни 700 человек из войск поддержки были переведены в пехотные части, но даже это не спасло легион.

Остатки 369-го полка сдались советским войскам и 30 января . По состоянию на эти дни в живых было только 443 пехотинца и 444 артиллериста. Всего за последние две недели легион потерял 175 человек. Из 4465 хорватов-добровольцев почти 90% погибли на Восточном фронте. По потерям(в процентах) среди союзников Германии они занимают 1-ое место. Выжившие хорваты были отправлены в Бекетовку, где присоединились к 80 тысячам пленных немцев, итальянцев, румын. Впоследствии многие из них умерли от дизентерии, анемии, тифа и других болезней. Выжившие участвовали в марше военнопленных в Москве, состоявшемся после операции «Багратион». Фактически полк был уничтожен.

В числе упомянутых известных легионеров в военных документах и книгах упоминаются капитан Тахир Алагич, лейтенанты Телишман Миливой, Михаил Зубчевский, Рудольф Баричевич, Михаил Коробкин, Драго Маутнер, Иван Пап, Иван Чорич, Звономир Бучан, Август Церовечки, сержанты Драгутин Судец и Антон Штимац, врач Марьян Хрестак и другие солдаты

Выжившие

Около тысячи легионеров были эвакуированы из Сталинграда по разным причинам. Последними город покинули 18 раненых хорватов, включая лейтенанта Баричевича. В сопровождении немецких солдат они перелетели на самолёте на единственный боеспособный аэродром немцев около 369-й артиллерийской батареи. Днём раньше немецкому пилоту сообщили по радио о нежелательности полёта ввиду плохих погодных условий и находящихся рядом советских солдат, однако он пригнорировал это предупреждение. Спустя несколько часов после эвакуации хорватов аэродром был захвачен советскими солдатами.

Оставшиеся в живых легионеры, не сдавшиеся советским войскам, были награждены орденом Хорватского легиона с липовыми листьями, и позднее были собраны в 369-ю дивизию.

Марка НГХ, посвящённая 369-му полку

В советском плену

Ветераны Сталинградской битвы из стран Оси часто отказываются что-либо рассказывать о той битве, заявляя, что «очень тяжело говорить о том времени, когда были уничтожены общечеловеческие ценности и люди превращались в зверей».

Летом 1943 года 106 хорватских военнопленных были отправлены сначала в Суздаль, а затем в Красногорск (Подмосковье), где была создана советская воинская часть. Солдаты той части носили униформу Югославской королевской армии (в то время СССР ещё не признал югославские войска коммунистов). Полковник Месич часто появлялся в той униформе на публике и призывал хорватов и сербов перейти на сторону антигитлеровской коалиции. Подобное поведение Павелич и его министры расценили как государственную измену и лишили Месича всех наград.

Месич был назначен командиром 1-й югославской добровольческой бригады, в которую набирались югославские военнопленные. Предположительно, 369 солдат из той бригады были хорватами. Подготовка войск проходила быстрее обычного, так как у тех уже был опыт боёв. В марте 1944 года в бригаду вступили ещё 200 хорватских легионеров. В конце 1944 года они прибыли в Югославию по приказу Тито и первыми вступили в бои с немецкими войсками, понеся крупные потери. Выжившие солдаты попали в плен к немцам и позднее были казнены за предательство.

МР-43, или StG-44

Следующее оружие Вермахта (фото приведено ниже) Шмайссер разработал в 1943 году. Сначала оно было названо МР-43, а впоследствии — StG-44, что означает «штурмовая винтовка» (sturmgewehr). Данная автоматическая винтовка по внешнему виду, да и по некоторым техническим характеристикам, напоминает автомат Калашникова (который появился позже), и существенно отличается от МР-40. Дальность ведения прицельного огня у неё составляла до 800 м. У StG-44 даже предусматривалась возможность крепежа 30 мм гранатомета. Для ведения стрельбы из укрытия конструктором была разработана специальная насадка, которая надевалась на дульную часть и изменяла траекторию полета пули на 32 градуса. В серийное производство данное оружие попало только осенью 1944 года. За годы войны было выпущено около 450 тысяч таких винтовок. Так что мало кто из немецких солдат успел воспользоваться подобным автоматом. StG-44 поставлялись в элитные части Вермахта и в подразделения Ваффен СС. Впоследствии это оружие Вермахта использовалось в Вооруженных Силах ГДР.

Оружие Второй мировой войны: MG-34, MG-42 и MG-45


В начале 30-х годов немецкими военными было принято решение о создании пулемета, который можно было бы использовать и как станковый, и как ручной. Им предполагалось обстреливать авиацию противника и вооружать танки. Таким пулеметом стал MG-34, сконструированный фирмой «Рейнметалл» и принятый на вооружение в 1934 г. К началу военных действий в Вермахте насчитывалось около 80 тысяч единиц этого оружия. Пулемет позволяет вести огонь как одиночными выстрелами, так и непрерывный. Для этого он имел спусковой крючок с двумя выемками. При нажатии на верхнюю стрельба велась одиночными выстрелами, а при нажатии на нижнюю – очередями. Для него предназначались винтовочные патроны Маузера 7,92×57 мм, с легкими или тяжелыми пулями. А в 40-х годах были разработаны и использовались бронебойные, бронебойно-трассирующие, бронебойно-зажигательные и другие типы патронов. Из этого напрашивается вывод, что толчком для внесения изменений в системы вооружения и тактики их использования стала Вторая мировая война.

Стрелковое оружие, которое использовалось в этой компании, пополнилось и новым образцом пулемета — MG-42. Он был разработан и взят на вооружение в 1942 году. Конструкторы существенно упростили и удешевили производство данного оружия. Так, при его производстве широко применялись точечная сварка и штамповка, а количество деталей сократилось до 200. Спусковой механизм рассматриваемого пулемета позволял вести только автоматическую стрельбу – 1200-1300 выстрелов в минуту. Такие существенные изменения отрицательно сказались на устойчивости агрегата при стрельбе. Поэтому для обеспечения точности рекомендовалось вести огонь короткими очередями. Боеприпасы для нового пулемета остались теми же, что и для MG-34. Дальность прицельного огня составила два километра. Работы по усовершенствованию этой конструкции продолжались до конца 1943 года, что и привело к созданию новой модификации, известной под названием MG-45.

Этот пулемет весил всего 6,5 кг, а скорострельность составляла 2400 выстрелов в минуту. Между прочим, подобным темпом огня не мог похвастаться ни один пехотный пулемет того времени. Однако эта модификация появилась слишком поздно и на вооружении Вермахта не состояла.

Пушки и гаубицы Второй мировой

ЗиС-2 – советская противотанковая пушка, разработана в 1940 году. В начале серийного производства в 1941 была самой мощной противотанковой пушкой в мире:


Д-44 – 85 мм дивизионная пушка, разрабатывалась с 1943 г. под руководством главного конструктора Ф. Ф. Петрова, было введено много усовершенствований и доработок. На вооружение поступила в 1946, до настоящего времени применяется в региональных конфликтах и состоит на вооружении многих стран.

  • Годы выпуска – 1946 – 1954
  • Выпущено – 10918
  • Скорострельность – 20 выстрелов/мин.
  • Дальность стрельбы – 16 км

Автоматическая зенитная пушка 61-К:

Гаубица М-30 – 122-мм дивизионная гаубица поступила на вооружение в сентябре 1939 г., использовалась для стрельбы с закрытых позиций по окопанной и открыто расположенной живой силе противника, для разрушения объектов.

  • Годы выпуска – 1939 – 1955
  • Выпущено всего – 19266
  • Скорострельность – 6 выстрелов/мин.
  • Дальность – 15 км

76,2 полковая пушка калибра 76-мм образца 1943 года – советское легкое полковое орудие для поддержки пехоты и кавалерии. Разработана в 1942 – 1943 г. силами инженеров-заключенных под руководством М. Ю. Цирульникова, активно использовалась на заключительном этапе войны.


Предназначалась для ведения огня прямой наводкой, использовалась при форсировании рек, в городских боях, при проведении десантных операций.

  • Выпущено – 5192 орудия
  • Скорострельность – 12 выстрелов/мин.

ЗиС-3 – дивизионная пушка 76-мм – первое в мире артиллерийское орудие, которое собиралось на конвейере по “рациональной технологии”, автор – главный конструктор В. Г. Грабин. Принята на вооружение 12 февраля 1942 г.

  • Годы выпуска – 1941 – 1943
  • Выпущено всего – 103000
  • Скорострельность – 15 выстрелов/мин.
  • Дальность стрельбы – 13 км
  • Боевой расчет – 6 человек

Пушка зенитной артиллерии малого калибра АЗП-39 для стрельбы по воздушным целям, Обладает высокой маневренностью, в случае внезапного появления воздушного противника позволяет вести стрельбу сходу и с коротких остановок.

  • Годы выпуска – 1939 – 1946
  • Выпущено – 18872
  • Скорострельность – 160 выстрелов/мин.
  • Дальность стрельбы – 3 км
  • Боевой расчет – 7 человек

Формирование

Талисман хорватского легиона

Знамя хорватского легиона

23 июня 1941 года Анте Павелич отправил письмо Адольфу Гитлеру с предложением об отправке своих сил на Восточный фронт. 1 июля Гитлер ответил согласием, и на следующий день в хорватских городах появились призывы ко вступлению в отряд добровольцев. Хорватские военные лица ожидали около 3900 человек, однако на их призыв к 15 июля откликнулось не менее 9 тысяч человек. Из-за такого неожиданно большого количества добровольцев, приёмные комиссии были вынуждены поднять уровень их пригодности. В результате, ко времени отправки на фронт, личный состав полка состоял из 3895 офицеров, унтер-офицеров и рядовых. Впоследствии полк несколько раз получал пополнение из Хорватии, и уже на фронте его численность несколько возросла. Перед отправкой на фронт полк имел следующую структуру:

  • штаб полка;
  • комендантская рота;
  • 3 пехотных батальона: два первых были набраны из хорватов, а третий — из боснийских мусульман; каждый батальон имел по 3 пехотные роты;
  • пулемётная рота;
  • противотанковая рота;
  • хозяйственная рота;
  • запасной батальон полка;

Артиллерия полка состояла из трёх батарей 105-мм орудий (всего 18 орудий). 16 июля окончательно сформировалось новое формирование, которое было названо в официальной немецкой хронике 369-м пехотным полком. Полк подчинялся непосредственно немецкому верховному командованию и немецкому военному суду, являлась частью вооружённых сил Германии, в то время как Хорватия официально не объявляла войну СССР. Солдаты носили немецкие униформы с нашивками в форме хорватского герба и подписью «Hrvatska». Учебный батальон формировался специально для полка в Штоккерау, сам полк проходил обучение в Дёллерсхайме. С по 19 августа батальон на 17 поездах двигался в Бессарабию. Оттуда полк совершил 35-дневный марш-бросок на Украину. 9 октября был причислен к 100-й лёгкой пехотной дивизии из 17-й немецкой армии, состоявшей в группе армий «Юг».


С этим читают