Вермахт — это… обмундирование вермахта

Боевой путь

Во время Второй мировой войны образована 10 октября 1939 года и участвовала в французской кампании (в том числе во взятии Парижа) под командованием Вальтера фон Рейхенау.

На Восточном фронте в кампании против войск Юго-Западного фронта РККА СССР на Украине летом  г. 19 сентября 1941 года войска 6-й немецкой армии вступили в Киев после того, как 37-я армия РККА, оборонявшая город, оставила его и начала пробиваться из окружения.

19 октября 1941 года Немецкие 17-я и 6-я армии продолжают наступление на Харьков и Белгород. 17-я и 6-я армии добились успехов в своём наступлении на Харьков и Белгород.

Под командованием Ф. Паулюса участвовала в Сталинградской битве. 2 февраля 1943 года была уничтожена в Сталинградском котле.

Вновь сформирована на южном участке Восточного фронта 6 марта 1943 года, из армейской группы «Холлидт», под командованием генерала пехоты (с сентября 1943 — генерал-полковника) Холлидта. Армия прекратила своё существование во время Грацко-Амштеттенской операции РККА: 8 мая 1945 года в Австрии армия начала отход с советско-германского фронта для сдачи в американский плен. Части войск это удалось сделать, остальные 9-12 мая попали в советский плен.

Как к трофеям относились в вермахте


Немецкие солдаты делали все тоже самое. |Фото: reibert.info.

А вы знаете, что по словам немецких солдат времен Второй мировой войны, у советских танков, в отличие от немецких машин, у которых были даже кожаные сидения, всего три достоинства – это большая пушка, толстая броня и надежный двигатель. Но, что еще нужно для победы в бою? Шутки-шутками, но советское снаряжение и технику в вермахте любили куда больше, чем немецкое снаряжение в РККА.

Например, среди немецких солдат особой популярностью пользовались советские каски, которые были немного тяжелее. В тоже время советские стальные шлемы СШ-39 и СШ-40 обеспечивали лучшую защиту, за что нашли признание и в стане врага. Особенно активно каски брали в конце войны, когда немецкая промышленность столкнулась с дефицитом ресурсов и собственные стальные шлемы немец стали терять в качестве из-за экономии металла.

Фуфайки пользовались большой популярностью у немецких солдат. |Фото: smolbattle.ru.

Зима на востоке немцам также не очень нравилась. В 1941-1942 гг. солдаты рейха активно снимали с погибших красноармейцев ватники (телогрейки) и бушлаты, а также советские шапки-ушанки. Из стрелкового оружия особым спросом пользовалась самозарядная винтовка Токарева – новейшее советское полуавтоматическое оружие.

Интересный факт: сегодня бытует популярный миф о том, что СВТ была плохим оружием. На самом деле такая репутация у винтовки сложилась по причине того, что она нуждалась в большем уходе, чем винтовка Мосина. Во время осады Брестской крепости немецкие штурмовики очень часто даже не могли высунуться по причине того, что СВТ били намного дальше их пистолетов-пулеметов.

Советские ППШ переделывали под свой патрон. ¦Фото: kemclub.ru.

Также большой популярностью среди солдат вермахта пользовался советский пистолет-пулемет Шпагина. В немецких полевых мастерских ППШ переделывали кустарными методами под свой собственный патрон 9×19. Официально такое оружие называли «Maschinenpistole 717».

Головные уборы

Форма вермахта включает в себя головные уборы. К ним относятся кепи, фуражки, стальные шлемы, береты.

Кепи вместе с кокардой шились на одной сплошной Т-образной основе. Затем к ним прикреплялись знаки отличия.

Береты использовали танкисты. Головные уборы имели подушку из плотной резины, которая обшивалась черной тканью из шерсти. Изнутри они были прошиты кожей и имели эластичное основание. На берете вышивался венок с дубовыми листьями и орел со свастикой. После 1941 года этот головной убор был отменен. Войска вермахта перестали использовать береты.

Фуражки производились с твердой кокардой, дополнялись кантом из плетеного шнура, пуговицами, эмблемами отличия. Существовали фуражки как для всех воинских званий, так и отдельно для высших чинов.

Стальной шлем имел стандартную форму, хотя в разные годы ее дизайн претерпевал незначительные изменения. Его основной задачей было укрытие головы, шеи, плеч от осколков снарядов, шрапнели, отскакивающих камней. До 1935 года в вермахте использовались шлемы модели 1916 года. Позднее был введен экземпляр меньшего размера и веса, что сделала его более практичным. К 1940 году был выпущен новый вариант, а с 1943 года каски стали выпускать без эмблем, серого цвета.

Военное обмундирование

Форма вермахта имела свои стандарты, однако во время войны отклонения от них считались нормальным. Некоторые несоответствия даже отражались в специальных приказах. Часто солдаты самостоятельно меняли свою униформу, следуя собственному вкусу и веяниям моды.

Наличие в войсках иностранных частей также влияло на отклонение от стандартной униформы. Все они при пошиве использовали разные материалы и ткани, фактура и цвет которых существенно меняли тон. Например, серая расцветка формы 1939 и 1945 года существенно отличается:

  • 1939 год – серо-синее сукно;
  • 1940 год – серо-зеленое;
  • 1941 год – каменно-серое;
  • 1944 год – серо-коричневое.

Несмотря на то, что униформу офицеры должны были приобретать самостоятельно, им для этого выделялись деньги. Поэтому все военное обмундирование считалось собственностью рейха. Солдаты и офицеры обязаны были отвечать за его сохранность. Для этого им выдавался набор для штопки и крем для обуви.

В качестве основных материалов для пошива формы использовали габардин, тик, искусственный и натуральный шелк, хлопчатобумажное и шерстяное полотно. Офицерский состав имел возможность заказывать обмундирование из удобной и качественной ткани. Их униформа зачастую была приталена и слегка подбита ватой на плечах. Нашивки и знаки отличия были ручной работы.

Производилось обмундирование на семи предприятиях, расположенных в Берлине, Мюнхене, Эрфурте, Вене, Ганновере, Кенигсберге, Штеттине. Из этих городов армия вермахта получала обмундирование. На униформе ставился штемпель, который указывал название города и год выпуска. Например, штамп «М 44» означает, что форма произведена в Мюнхене в 1944 году.

Как к трофеям относились в Красной Армии

До 1943 года процесс сбора трофеев носил хаотичный характер. В середине войны в РККА были созданы специальные трофейные бригады, группы военнослужащих, которые помимо прочего занимались сбором трофеев с поверженного противника. Собранные предметы амуниции и вооружение отправлялось на склады. Там они сортировались и распределялись. Что-то отправлялось на утилизацию и переработку, что-то передавали в войска.

Собранные трофеи отправлялись на распределение по подразделениям и переработку. |Фото: ok.ru.

Примечание: на самом деле в процедуру сбора трофеев входит не только «мародёрство» поверженных ворогов, но также поиск и сбор утерянного в ходе боя снаряжения своих товарищей, а также съем амуниции с убитых солдат. Это как правило делали похоронные команды.

Основной акцент во время сборки трофеев делался, конечно же, на оружие противника и боевые машины. Действующую технику, в том числе поврежденную, ремонтировали и использовали вновь. Те машины и танки, что уже нельзя было вернуть в строй, отправляли на переплавку. Большая часть немецких танков, бронемашин и пушек пускалась на металлолом.


В первую очередь трофеи отправлялись в тыл для исследования новых технологий. |Фото: yandex.ru.

Это интересно: командование красной армии по большей части интересовали немецкие технологии, а не снаряжение, как таковое. Каждый образец новой техники, амуниции и стрелкового оружия оперативно доставлялся в глубокий тыл для тестов, изучения и улучшения своих видов вооружения благодаря получению новых знаний.

Подбитая техника переплавлялась, автомобили — чинились. |Фото: waralbum.ru.

Вопреки популярным киномифам, трофейное стрелковое оружие в регулярных войсках не имело широкого распространения после 1943 года. Большая часть захваченного снаряжения отправлялась на переработку. Лишь некоторая часть огнестрельного оружия отправлялась на склады. Исключение во второй половине войны составляли лишь ручные противотанковые гранатометы, которые появились в Германии. Их активно использовали в РККА.

Примечание: систематическое использование трофеев является всегда достаточно проблемным из-за сложности обеспечения боеприпасами и вопросов организации этого самого обеспечения. Как правило использование трофейного оружия носило хаотических характер.

Части армии

Список самостоятельных частей, входивших в состав VI А на 19.11.1942 (корпуса указаны с севера на юг):

VIII Армейский корпус

(командующие даны на 19.11.1942)

  • 76-я пехотная дивизия — генерал-лейтенант Карл Роденбург
  • 113-я пехотная дивизия — генерал-лейтенант Ганс Фридрих Сикст фон Арним

XI Армейский корпус

Командующий: генерал-полковник Карл Штрекер Начальник штаба — полковник Генерального штаба Гросскурт

  • 44-я пехотная дивизия (австрийская) — генерал-лейтенант Дебой
  • 376-я пехотная дивизия — генерал-лейтенант фон Даниэльс
  • 384-я пехотная дивизия — генерал-лейтенант фон Габленц

XIV танковый корпус

Командующие:

Генерал пехоты Густав фон Витерсгейм
Генерал-полковник Ханс Хубе
Генерал-лейтенант Гельмут Шлемер

Начальник Штаба — полковник Генерального штаба Тунерт

  • 3-я мотопехотная дивизия — генерал-лейтенант Шлемер
  • 60-я мотопехотная дивизия — генерал-майор Отто Колерманн
  • 16-я танковая дивизия — генерал-лейтенант Гюнтер Ангерн

LI Армейский корпус

  • 71-я пехотная дивизия — генерал-лейтенант фон Хартманн. После смерти Хартмана с 26.01.1943 г. — Фриц Роске, бывший командир J.R.194, генерал-майор, командующий южной группировкой немецких войск в Сталинграде.
  • 79-я пехотная дивизия — генерал-лейтенант Шверин
  • 94-я пехотная дивизия — генерал-лейтенант Георг Пфейффер
  • 100-я егерская дивизия (кроме штатных 54-го, 83-го и 227-го пехотных полков, 369-го хорватского пехотного полка) — генерал-лейтенант Занне
  • 295-я пехотная дивизия — генерал-майор доктор Корфес
  • 305-я пехотная дивизия — генерал-майор Штейнметц
  • 389-я пехотная дивизия — генерал-майор Магнус
  • 14-я танковая дивизия — генерал-майор Латманн
  • 24-я танковая дивизия — генерал-лейтенант фон Ленски

IV Армейский корпус

  • 29-я мотопехотная дивизия — генерал-майор Лейзер
  • 297-я пехотная дивизия — генерал-лейтенант Макс Пфеффер
  • 371-я пехотная дивизия — генерал-лейтенант Штемпель

Кроме того, в котле оказались 9-я зенитная дивизия Люфтваффе, румынские 20-я пехотная и 1-я кавалерийская дивизии.

2 февраля 6-я армия капитулировала. 91000 солдат оказались в плену. 80000 из них погибли.

Личный состав

Войска Третьего рейха формировались из добровольцев и призывников. Все новобранцы были исключительно немцами. Жители оккупированных стран не подлежали мобилизации в вермахт. Это правило являлось следствием фашистской идеологии, провозглашавшей превосходство германской нации. Даже иностранным добровольцам обычно не разрешалось вступать в ряды немецкой армии.

Данная политика изменилась после начала вторжения гитлеровских войск в Советский Союз. Пропагандисты Третьего рейха заявили о том, что борьба с мировым коммунизмом, которую ведёт вермахт, это забота не только Германии, но и оккупированных ею европейских стран. Немецкие власти начали призывать на военную службу жителей Нидерландов и Польши. На территории СССР в состав вермахта вошли так называемые восточные легионы, сформированные из советских граждан, настроенных против коммунистического режима.

Боже, покарай Черчилля

На эту самую войну уже 14 марта 1946 г. собрался пребывавший в комфортабельном «генеральском» лагере N 48 «Войково» в 28 километрах от Иваново бывший генерал-лейтенант вермахта Эрих Макс Ройтер (1904-1989). 42-летний пленный, командовавший на Восточном фронте 46-й пехотной дивизией, вдохновился сделанным 13 марта заявлением Сталина по поводу фултонской речи Черчилля, ставшей сигналом к началу «холодной войны». Ройтер уже на следующий день написал вдохновенное прошение советским властям, начинавшееся словами: «…прошу в случае необходимости использовать меня на службе Советского Союза против Англии — старого врага Германии»18. Взятый в плен 11 мая 1945 г. в Чехословакии генерал явно не навоевался и с энтузиазмом приводит сначала восемь оснований для такого решения, а затем еще шесть мотивов для него же.

Немецкая марка «Боже, покарай Англию!»

Ройтер вспоминает свое детство и популярный лозунг времен Первой мировой войны: «Боже, покарай Англию». «Мы, будучи учениками, каждый день хором повторяли этот лозунг». Теперь он призывает покарать Черчилля и уверяет, что «лично с детства питал глубокую ненависть к Германии. Я рос и воспитывался в восточной Германии (Данциг, Померания, Восточная Пруссия) и всегда был за сотрудничество с соседней Россией, не говоря уже о том, что в этой войне во время налета английской авиации я потерял квартиру в Берлине и едва не лишился семьи»19.

Пленный генерал рассказывает не только о своем небуржуазном происхождении и о том, что он «не был членом национал-социалистской партии», но и о том, что «прочитал выдержки из произведений Ленина и Сталина и что нынешняя Россия (Советский Союз) своим положением великой державы обязаны этим двум людям». А вот «Черчилль хочет теперь навязать Советскому Союзу войну так же, как это ему, к сожалению, удалось дважды сделать с Германией»20.

Зачем Черчилль попросил Сталина прислать гимн Советского Союза

Энтузиазм Ройтера в условиях «холодной войны» советское руководство разделить не могло — воевать с Черчиллем немцу так и не довелось, но министр Круглов 6 апреля 1946 г. доложил его записку Сталину.

Таким образом, документы показывают, что наши компетентные органы на протяжении всей большой войны владели непростым искусством получения от пленных противника значимых и полезных данных, способных внести вклад в укрепление государственной безопасности страны.

1. РГАНИ. Ф. 3. Оп. 58. Д. 514. Л. 27-28.

2. Там же. Л. 27.

3. Там же. Л. 30.

4. Заблотский А., Ларинцев Р. Цель — Киркенес // http://www.airwar.ru/history/av2ww/soviet/kirkines/kirkines.html.

5. РГАНИ. Ф. 3. Оп. 58. Д. 514. Л. 131.

6. Там же. Л. 131-132.

7. Там же. Л. 132.

8. Там же.

9. Nijemci su bili u ][oku: Ustaki piloti prebjegli su Sovjetima // https://express.24sata.hr/life/nijemci-su-bili-u-soku-ustaski-piloti-prebjegli-su-sovjetima. 2019. 02. XI.

10. РГАНИ. Ф. 3. Оп. 58. Д. 514. Л. 132-133.

11. Там же.


12. Banac I. With Stalin Against Tito: Cominformist Splits in Yugoslav Communism. Cornell University Press, 1988. P. 162. Благодарим за информацию о биографии Супека профессора Белградского университета Алексея Тимофеева.

13. РГАНИ. Ф. 3. Оп. 58. Д. 514. Л. 52.

14. Там же.

15. Там же. Л. 53.

16. Там же.

17. Там же. Л. 54-55.

18. Там же. Л. 2.

19. Там же. Л. 2-3.

20. Там же. Л. 4.

Торпеды Гитлера на Тенерифе

Через год после Победы, 16 мая 1946 г., министр внутренних дел СССР С.Н. Круглов сообщил Сталину об обращении к Советскому правительству немецких военнопленных Гюнтера Краппе и Ганса Ремера. Речь шла об интенсивных контактах ушедшей в историю гитлеровской Германии с остававшимся у власти испанским диктатором Франко. Бывший генерал-лейтенант Краппе (1893 — 1981) был военным атташе в Мадриде с 1 октября 1941 по 30 ноября 1942 г., бывший полковник Ремер — военным атташе в марокканском Танжере с 1 марта 1942 по 1 июня 1944 г. Оба недавних атташе владели доказательствами «участия Испании на стороне Германии в войне против Объединенных наций»13.

Пленные подробно излагали детали плана «Изабелла-Феликс», разработанного в 1940 г. германским и испанским генштабами. По словам Круглова, «по этому плану был проведен ряд подготовительных мероприятий для захвата крепости Гибралтар и расширения владения Испании в Африке по реке Себу и города Оран»14, т.е. испанцам за счет завоеванной Гитлером Франции обещали территории в Алжире и Марокко. Намеченная на 10 января 1941 г. реализация этого плана (одновременно с операцией «Морской лев» по захвату Англии) сорвалась «в связи с начавшейся подготовкой нападения Германии на СССР»15.

Пленные привели убедительные факты о том, как Испания участвовала в войне «на стороне Германии, прикрываясь нейтралитетом». В частности, Ремер заблаговременно получил в Танжере от испанцев вполне достоверные данные о высадке союзников в Северо-Западной Африке в начале ноября 1942 г. и на Сицилии в сентябре 1943 г. Были у испанской разведки и промахи: «В конце мая 1944 года подполковник Сеа сообщил Ремеру о предстоящем вторжении англо-американских войск в середине июня 1944 года на побережье Ла-Манша»16, тогда как союзники в реальности высадились в Нормандии уже 6 июня.

Каким было соотношение сил СССР и Германии к 22 июня 1941 года

Испано-германское сотрудничество в годы войны было исключительно тесным и на Канарских островах: «В порту Лас-Пальмас на острове Гран-Канария была организована база для подводных лодок, действовавших в Атлантике. Склад запчастей этой базы находился на территории германской фирмы «Блом и Фосс», а ремонт подводных лодок осуществлялся в порту под прикрытием бездействовавшего парохода. На острове Тенериффа (так в тексте. — Авт.) в 8-9 километрах южнее порта Санта-Круц (так в тексте .- Авт.) находился склад торпед, запчастей и инструмента для немецких подводных лодок. Склад был организован в винном погребе дома немецкого торговца Ране с ведома и согласия испанских властей. Ремер лично осматривал этот склад в августе 1942 года»17.

Приведенных пленными немцами обширных сведений было вполне достаточно, чтобы силами «Объединенных наций» создать режиму Франко большие геополитические проблемы. Но испанскому каудильо тревожиться уже не стоило: к маю 1946-го между бывшими союзниками по антигитлеровской коалиции уже началась «холодная война».

На седьмой день войны

Уже через неделю после гитлеровского нападения, 29 июня 1941 г., возле Мурманска был сбит командир эскадрильи люфтваффе капитан Альфред Люевский. 31-летний летчик 77-й истребительной эскадры в ходе допроса привел настолько важные данные, что нарком внутренних дел СССР Л.П. Берия 12 августа сообщил их в ГКО И.В. Сталину и другим высшим руководителям страны1. Уроженец Лютцена 1910 года рождения был опытным пилотом, в 1937-м отправившимся добровольцем в Испанию на сторону Франко, с 1939 г. воевавшим против Польши, Норвегии, Франции и Англии и имевшим на своем счету 160 боевых вылетов и 22 сбитых самолета. Его «Мессершмитт-109» с 24 июня трижды сопровождал немецкие бомбардировщики, бомбившие объекты на советской территории, но четвертый полет был прерван пулеметным огнем над морем на высоте 50 метров.

Люевский дал весьма откровенные показания относительно аэродрома под норвежским Киркенесом, куда его эскадрилья 15 июня 1941 г. была переброшена из французского Бреста. Берия докладывал со слов сбитого летчика, что «аэродром в Киркенесе имеет площадь в 3 квадратных километра, хорошо заметен с воздуха. На аэродроме размещено около 100 самолетов «Мессершмитт-109» и «Ю-88». Аэродром охраняется значительным количеством солдат, 6-ю батареями зенитной артиллерии и дежурной истребительной авиацией в количестве 10 машин «Мессершмитт-109». На территории аэродрома в 10 точках расположены 50 цистерн с горючим весом в 2 тонны каждая. Приближающиеся к аэродрому самолеты опознаются с помощью специальных приборов, имеющихся у зенитчиков»2.

В приложенных к записке Берии выдержках из протокола допроса Люевского находим еще несколько деталей, которые могли облегчить советским ВВС результативную атаку на норвежский аэродром. По сведениям пленного авиатора, «аэродром находится примерно в 30 километрах юго-западнее Киркенес , бетонированных площадок нет. Аэродром хорошо заметен, так как помещается в ложбине между гор. Он никак не маскируется. Самолеты маскируются ветками, сучьями и деревьями»3.

Хроника первых минут войны

Помогли ли нашей авиации эти откровенные показания? Берия прислал в ГКО материалы допроса Люевского от 3 августа 1941 г., тогда как два успешных налета ВВС Северного флота на аэродром Хебуктен под Киркенесом, о котором рассказывал информатор, состоялись уже 7 и 27 июля. Скорее всего, никаких противоречий тут нет: первичные показания у сбитого пилота были получены вскоре после его пленения. При атаке 7 июля был достигнут эффект внезапности: 9 советских бомбардировщиков СБ подлетели к Хебуктену незамеченными и успели без потерь отбомбиться, гитлеровцы потеряли 19 человек убитыми и 16 ранеными, два истребителя из 77-й эскадры и один бомбардировщик4. Надо полагать, откровенный рассказ Люевского помог грамотно спланировать налет на уязвимый аэродром противника.

Пленный экипаж немецкого бомбардировщика, сбитого в первые дни войны под Ленинградом.

Два Густава

Немецкие купцы Густав Кунст и Густав Альберс основали торговую империю, масштаб которой потрясает и сейчас. Будущие компаньоны по бизнесу познакомились в Китае. Решив, что конкуренция за китайский рынок слишком велика (огромная доля рынка уже принадлежала англичанам и французам), Кунст и Альберс отправились в недавно основанный порт Владивосток.

Они справедливо посчитали, что конкуренции во Владивостоке практически нет, а новому населённому пункту будут нужны товары. К тому же, в 1862 году город получил статус порто-франко, то есть свободного порта, товары в котором не облагаются пошлиной. Таким образом, в 1864 году во Владивостоке появилось главное торговое подразделение Кунста и Альберса.

Удачливые коммерсанты смогли предугадать, что город станет расширяться, следовательно, потребность в их товарах будет увеличиваться. И действительно, город стремительно рос. Кунст и Альберс обеспечивали Владивосток товарами бытовой необходимости – пищей, одеждой, украшениями, в первую очередь, из Китая. Товары расходились очень быстро, несмотря на крупные поставки и уровень цен, который был выше, чем в центральной России.

Бизнес шёл в гору, и в 1884 году в центре Владивостока немецкие купцы открыли первый универсальный магазин, здание которого сохранилось до наших дней. Красивый трёхэтажный дом, спроектированный молодым немецким архитектором Георгом Юнгхенделем, можно назвать одним из самых узнаваемых в городе.

Торговый-дом «Кунст и Альберс» во Владивостоке — наши дни — Legion Media


Со временем открывались филиалы компании и в других городах Дальнего Востока. Довольно скоро появились отделения в дальневосточных Хабаровске, Благовещенске, Николаевске-на-Амуре и других населённых пунктах региона. Компания начала экспансию в другие крупные города империи. Например, она открыла представительства в Санкт-Петербурге и Москве, Одессе и Киеве, Варшаве и Риге. Однако интересы торговой корпорации не ограничивались Россией. Ее филиалы можно было найти в японском Нагасаки, китайском Харбине и немецком Гамбурге.

Торговый-дом «Кунст и Альберс» в Хабаровске — Архивное фото

Торговый-дом «Кунст и Альберс» в Хабаровске — наши дни — Delekasha (CC BY-SA 3.0)

Кунст и Альберс запомнились в том числе как благотворители. На их средства, например, была построена лютеранская церковь, которая до сих пор остается старейшим религиозным зданием Владивостока.

Торговую империю Кунста и Альберса возглавили сын Альберса Винсент Альфред и один из партнёров Кунста и Альберса по торговому делу Адольф Даттан.

В годы Первой мировой войны, в которой Россия и Германия были противниками, в столичной прессе вышла громкая статья. В ней торговый дом Кунста и Альберса был обвинён в шпионаже. Несмотря на дворянский титул и уважение местных жителей, Адольф Даттан был арестован и отправлен в ссылку в Сибирь. По одной из версий, к этому были причастны его конкуренты, которые воспользовались антигерманскими настроениями во время войны в своих целях.

Руководство фирмы «Кунст и Альберс» снятое во время последней встречи владельцев во Владивостоке, в 1880 году. За столом слева направо: Густав Альберс, Густав Кунст, Адольф Даттан.

Общественное достояние

Даттан смог вернуться во Владивосток в 1919 году. Он управлял магазином до своей смерти в 1924 году.

В конце 20-х годов торговая империя была национализирована большевиками. В 1934 году в главном здании «Кунста и Альберса» во Владивостоке был основан ГУМ – главный универсальный магазин. Под этим названием он известен до сих пор. Хабаровский филиал «Кунста и Альберса» также стал называться ГУМ, историческое здание до сих пор используется по своему прямому назначению.

Версальский договор

После поражения в Первой мировой войне Германия была вынуждена подчиниться странам-победительницам, которые наложили ряд жёстких ограничений на размер и оснащение её армии. По условиям Версальского мирного договора максимально допустимая численность немецких вооружённых сил составляла 100 тысяч человек. Германии запрещалось иметь подводные лодки, тяжёлую артиллерию и боевые самолёты. Военно-морской флот мог включать в свой состав не более 6 крейсеров, 6 линкоров и 12 эсминцев. Новая армия, созданная в эпоху Веймарской республики, получила название «рейхсвер», что в буквальном переводе означает «имперская оборона». В соответствии с мирным договором немецкое правительство отменило всеобщую воинскую обязанность.

Однако Германия тайно стремилась к восстановлению своих вооружённых сил. Уже в двадцатых годах прошлого века она начала искать возможности обхода условий Версальских соглашений. В надежде на возрождение в обозримом будущем боевой авиации были созданы секретные школы для подготовки военных лётчиков.

Флот

Военно-морские силы вермахта в исторических источниках принято именовать кригсмарине. Основная задача флота заключалась в установлении контроля над торговыми путями в Атлантике, которые имели критическое значение для США, Великобритании и Советского Союза. Немецкие подводные лодки в начале войны сумели нанести значительный ущерб морским конвоям стран антигитлеровской коалиции. Силами кригсмарине было уничтожено свыше тысячи кораблей союзников. Однако появление таких средств обнаружения, как радары и сонары, резко снизило эффективность применения Германией подводных лодок.

Шок немцев

По словам эксперта фонда «Достоверная история» Юрия Алексеева, каждый красноармеец проходил полугодичную подготовку, в ходе которой его обучали в том числе стрельбе из всех видов оружия. Подавляющее большинство пехотинцев, даже из числа рядового состава, имели как минимум среднее специальное образование. И в этом наше преимущество над немцами было налицо.

Смекалистым бойцам временами приходили в голову нестандартные и смелые идеи. Например, ветеран Михаил Булошников рассказывал, как он с товарищами переправлял танки по торфу на понтонах, притом попутно выкапывая траншеи и умело избегая вражеских обстрелов.

Самые, казалось бы, ординарные предметы быта шли в ход при решении военных задач и помогали выживать. Возьмем обыкновенный вещмешок, известный с 1869 года, – исключительно надежная вещь: в огне не горит, а чтобы утопить его в воде, надо сильно постараться. Компактен, удобен, да и ремонтируется крайне быстро. Или простая алюминиевая кружка — легкая и хорошо сохраняющая тепло напитка. Или те же валенки, телогрейки, фуфайки… Одежда простая и прочная, а также необременительная в условиях боевых действий. Не то что, например, немецкие эрзац-валенки из прессованной соломы, совершенно непригодные для суровой зимы. Для нас это обыденность, а для бойцов вермахта то были диковинные ноу-хау, которые при любом удобном случае присваивались.

Суровые реалии не смогли деморализовать наших людей, напротив, закалили и воспитали их. А вот нордические вояки к подобным вызовам оказались не готовы.

Участники войны вспоминают, что на передовой приходилось спать в окопах, в лесу, а то и вовсе бодрствовать сутками, по несколько дней голодать, притом не теряя присутствия духа и боевого потенциала. Ни о каком распорядке дня, а порой и личной гигиене на передовой и речи не шло. Баня, свежее белье, стирка и сушка – все это было непозволительной роскошью. Еда не радовала ассортиментом, да и её не всегда хватало. В совершенно невыносимых условиях бойцы РККА демонстрировали чудеса мужества и боевой эффективности.

Людей, готовых сражаться до последнего и во что бы то ни стало, напугать и сломить действительно непросто.

В 1942 году советское руководство смогло худо-бедно решить вопрос поставки продовольствия на передовую. Но возникла другая проблема: расход зерна пришлось сократить практически вдвое – из-за необходимости строжайшего учета и распределения хлебных ресурсов. Даже при налаженных поставках нередко сражались на голодный желудок.

Еду, вооружение, амуницию, одежду – часто приходилось «подбирать» за отступающими, чтобы самим хоть как-то выжить и продержаться. И все-таки не капитулировали, а ожесточенно бились. Такого поворота событий фашисты явно не ожидали.

Залогом успеха считалась способность быстро и как следует построить укрепления и укрытия при условии максимального аскетизма. «Если боец имеет исправную и правильно пригнанную по ноге обувь и умеет строить укрытие от холода — никакие морозы ему не страшны», – бодро констатировала газета «Знамя Родины» в статье от 15 января 1943 года.

«Непонятно, как мы выиграли войну. Были такие безнадежные состояния, что даже вспоминать о них долгие годы было страшно», – признавался писатель Даниил Гранин. Тем не менее выиграли. Да еще и сумели ошеломить врага крепостью духа.

Новое формирование

6-я армия была вновь сформирована на южном участке Восточного фронта 6 марта 1943 года, на основе армейской группы «Холлидт», под командованием генерала пехоты Холлидта.

Состав 6-й армии в апреле 1943:

  • 24-й танковый корпус
  • 17-й армейский корпус
  • 29-й армейский корпус
  • корпус «Мит»

На 13 октября 1944 года в составе группы армий «Южная Украина».

Состав 6-й армии на 13 октября 1944 года

  • 3-й немецкий танковый корпус
    • 13-я немецкая танковая дивизия
    • 1-я немецкая танковая дивизия
    • 23-я немецкая танковая дивизия
    • боевая группа 22-й немецкой кавалерийской дивизии СС

Командующие 6-й армией (второе формирование):

  • с 6 марта 1943 — генерал пехоты Холлидт
  • с 8 апреля 1944 — генерал артиллерии де Ангелис
  • с 17 июля 1944 — генерал артиллерии Фреттер-Пико
  • с 23 декабря 1944 — генерал танковых войск Бальк

Итоги

Таким образом, германское командование, развернув на Восточном фронте основную часть вермахта, не смогло добиться подавляющего превосходства не только в полосе всего будущего фронта, но и в полосах отдельных групп армий. Однако Красная армия не была отмобилизована и не закончила процесс стратегического сосредоточения и развертывания. Вследствие этого части первого эшелона войск прикрытия значительно уступали противнику, войска которого были развернуты непосредственно у границы. Подобное расположение советских войск позволяло громить их по частям. На направлениях главных ударов групп армий германскому командованию удалось создать превосходство над войсками Красной армии, которое было близко к подавляющему. Наиболее благоприятное соотношение сил сложилось для вермахта в полосе группы армий «Центр», поскольку именно на этом направлении наносился главный удар всей Восточной кампании. На остальных направлениях, даже в полосах армий прикрытия, сказывалось советское превосходство в танках. Общее соотношение сил позволяло советскому командованию не допустить превосходства противника даже на направлениях его главных ударов. Но в действительности произошло обратное.

Так как советское военно-политическое руководство неверно оценивало степень угрозы германского нападения, Красная армия, начав в мае 1941 г. стратегическое сосредоточение и развертывание на Западном ТВД, которое должно было завершиться к 15 июля 1941 г., оказалась 22 июня застигнута врасплох и не имела ни наступательной, ни оборонительной группировки. Советские войска не были отмобилизованы, не имели развернутых тыловых структур и лишь завершали создание органов управления на ТВД. На фронте от Балтийского моря до Карпат из 77 дивизий войск прикрытия Красной армии в первые часы войны отпор врагу могли оказать лишь 38 не полностью отмобилизованных дивизий, из которых лишь некоторые успели занять оборудованные позиции на границе. Остальные войска находились либо в местах постоянной дислокации, либо в лагерях, либо на марше. Если же учесть, что противник сразу бросил в наступление 103 дивизии, то понятно, что организованное вступление в сражение и создание сплошного фронта советских войск было крайне затруднено. Упредив советские войска в стратегическом развертывании, создав мощные оперативные группировки своих полностью боеготовых сил на избранных направлениях главного удара, германское командование создало благоприятные условия для захвата стратегической инициативы и успешного проведения первых наступательных операций.

Примечания1. Подробнее см.: Мельтюхов М.И. Упущенный шанс Сталина. Схватка за Европу 1939-1941 гг. (Документы, факты, суждения). 3-е изд., исправ. и доп. М., 2008. С. 354-363.2. Шубин А.В. Мир на краю бездны. От глобального кризиса к мировой войне. 1929-1941 годы. М., 2004. С. 496.

   

С этим читают